К содержанию

Холодный фронт 2-го рода

horizontal rule

 

 Наиболее опасными метеоусловиями для авиаторов, являются грозы и туманы. Туманы в какой-то степени удалось покорить, так как современные лайнеры настолько автоматизированы, что позволяют взлетать и садиться при самой минимальной видимости. Это возможно выполнить, если взлётно-посадочные полосы так же имеют особое оборудование, а лётный состав имеет специальную подготовку.

А вот грозы, покорить пока не представляется возможным. В грозу ракеты не стартуют, истребители не взлетают, а тем более транспортные самолёты. Все ждут, когда гроза сместится на безопасное расстояние от старта или аэродрома.

Другое дело полёт на эшелоне. Очаги гроз видно визуально и за сотни километров по локатору. Зная, какая угроза исходит от гроз, лётчики не приближаются к ним ближе десяти километров. Грозовые фронты порой приходится обходить на расстоянии сто и более километров. Пролетать выше грозовых очагов не всегда возможно, так как их вершины бывают на высотах более 12 тысяч метров.

Авиаторам  известно, чем черева-то попадание самолёта в грозу. Они знают, как их обойти, своевременно принимают решение отложить вылет, или приземлиться на запасном аэродроме.

Тем не менее, порой лётные экипажи оказываются в опасной близости от грозовых очагов. Это бывает в циклонах, на тёплых фронтах. Грозы там слабо выраженные, маскируются в облаках, визуально их не видно, а локатор обнаруживает их только на опасном расстоянии. В тропиках, опасные грозовые очаги образуются так быстро, что обнаруживаются на критически опасном расстоянии от лайнера.

 Обычно самолёты получают разряды в антенны  локатора и радиостанций и даже в двигатели. И конечно испытывают ещё сильную болтанку. После разряда молнии в самолёт его приходиться размагничивать.

Мне и моим коллегам всё это пришлось испытать в тропиках, летая на самолётах Ил-18 и Ту-154.

 

Сравнивая опасность гроз для людей в воздухе и на земле, приходишь к выводу, на Земле они более опасны для человека.

  Эта грозная небесная сила поджигает леса, дома, поражает людей, где бы они ни находились. Она везде может напасть на человека: под деревом, в поле, воде или на берегу водоёма, вообще в любом месте.

Известный случай гибели лётчика на земле в городе Ульяновске. Командир корабля шёл к своему лайнеру, и в непосредственной близости от железных кораблей,  молния ударила не самолёт, а в человека.

 

Мне довелось быть свидетелем приближающей особой грозовой опасности и видеть её разрушительную силу на Земле. Когда она в мгновение поразила в прах вековую сосну и наделала много других бед.

Ну а как же её предвидеть, что бы обезопасить себя и своё имущество?

О приближении гроз, ливней, шквалов мы слышим по радио и телевидению. Но особого значения этому не придаём. Размышляем, что прогноз может не оправдаться, или как всегда, погремит, просверкает и удалится. Может нам обывателям метеорологи не убедительно предсказывают эту опасность, нужно сказать, что это так и есть. А люди, осознают эту угрозу, только после беды с ними.

Эту небесную опасность приносят ОБЛАКА. Облака, о которых написано так много стихов, сложено немало славных песен. И вот именно они бывают добрыми и злыми, как всё в нашем мире.

Необычная составная часть нашего неба-облака состоят из воды и пара. Они говорят о временах года, приносят тёплую и холодную погоду, являются питательной пищей для всего живого на Земле. Кроме всего сказанного облака регулируют радиацию в атмосфере Земли, отражают коротковолновую  радиацию, исходящую от Солнца.

Облака как ничто другое, настолько разные, потому, что ежеминутно образуются, словно из ничего, или так же разрушаются. Мы строим из них и фантазируем, представляем их в виде немыслимых картин: птиц, зверей, гор и много чего другого.

Одни облака разбросаны по небу и медленно плывут, другие мечутся и собираются в огромные кучево-дождевые, мощно-кучевые образования и становятся грозной разрушительной силой, вырабатывают миллионы вольт электричества, неподвластных пока человеку.

  Несмотря на угрозу, порой исходящую от облаков, земляне любят любоваться этим природным явлением. В самолёте, пассажиры стараются занять место у иллюминатора, что бы посмотреть сверху на Землю и плывущие там внизу облака. Или ощутить себя в момент, когда самолёт пробивает многокилометровую, тускло-свинцовую, стену слоистых облаков. Затем ощутить особую благодать, сказочный мир, солнечного света и  небесный, бесконечный голубой простор, когда самолёт, словно ракета, вылетает из облачного мрака.

Одни пассажиры, сравнивают кучевые облака с копнами соломы на хлебном поле, или собранным в кучи хлопком. Другим, они представляются как красивое небесное покрывало, закрывшее часть Земли или как снежное поле. Многие, их большинство, видят в отдельных пятнах белых облаков, плывущие  на фоне Земли – белых лебедей.

Такую картину представил художник А. Рылов.    Он написал картину « В голубом просторе», где изобразил рядом с плывущими облаками летящих лебедей, словно это одна стая.

 

Слышал я так же отрицательные отзывы  про облака. Однажды, один, по-видимому, бывалый пассажир, испытавший опасную болтанку в грозовых облаках, пояснял мне в самолёте: - Облака бывают страшные как зверь, как злая собака.  Они мечут огненные стрелы, трясут небо. Так, что вы лётчики не ходите близко к ним, советовал он мне. Я его поблагодарил за совет и сказал: - Мы так делали, и будем так делать, уходить подальше от гроз.

 

Вот такую «злую собаку», как говорил мне пассажир из Еревана, летевший на самолёте Ил-18 я наблюдал на даче во Владимирской области, всего в сотне километров от Москвы. Эту опасность я предвидел накануне, но не думал, что на этот раз, облака принесут особо грозную стихию.

Лётчики подолгу своей профессии тщательно изучают прогнозы. Они прекрасно знают науку о погоде. Нам необходимо знать, что встретится на маршруте полёта, что ожидается в пункте посадки через 4-5 часов или через 8-10 в Москве или другом городе к нашему возвращению.

Небо – часть нашей жизни. Мы проводим там много времени, но смотрим в него ещё и определяем какая есть и будет погода. Судим об этом по облакам, температуре и давлению и даже после ухода на пенсию. Просто строим свой прогноз и сравниваем с тем, что нам сообщают синоптики, и часто угадываем.

Накануне, по прогнозу, нам обещали по району грозы, порывистый ветер и никаких особых страхов. А получилось не просто гроза, а настоящая стихия.

В тот солнечный июльский день в послеобеденные часы наблюдалось резкое изменение погоды. Духота стала быстро спадать. Барометр падал. С  каждой минутой ветер крепчал, подтаскивая с запада тучи. Вскоре они закрыли всё небо. Было видно:  на нас, словно тяжёлый каток, надвигаются низкие чёрные тучи, которые как бы давили на Землю. Небо похолодало.

Порывистый ветер набирал силу и дул уже со скоростью метров двадцать. Его порывы были резкие, разрушительные. Они словно искали то, что можно сломать, вырвать, сорвать. Это был особый ветер, на несколько секунд он ослабевал, набирал силу, затем обрушивался на всё, что было на его пути.

Мне стало понятно, отчего лежат вырванные с корнем могучие деревья на опушках леса, в просеках и редколесье. Это было дело такого порывистого ветра-шквала. А сейчас он гулял на наших дачах. Где-то по соседству с моим домом гремел железный лист, вырванный или слабо закреплённый. Вокруг всё стучало, гремело, падало. Уже небыли слышны крики ворон, которые предвидя ненастье, укрылись. От порывов ветра, перед домом, жалобно зашумели берёзы, склоняя свои вершины, с которых срывало листья и сухие ветки.

 Я поспешил к соседу, предупредить его о надвигающейся опасности. То, что я предсказывал накануне ему, оправдывалось.

- Никита Сергеевич, посмотри на небо, пояснял я ему, на высоте 10 – 11 километров перистые облака, они вытянутые, словно тончайшие, белоснежные нити, концы их загнуты. Это верные предвестники холодного фронта. А он ничего хорошего не принесет.

А три часа назад, толковал снова ему, - в небе появились высококучевые чечевицеобразные облака. Это уже не шуточки, это предвестники особого Холодного фронта 2-го рода. Он напоминает тропический тайфун, только быстротечный и конечно слабее. Неожиданно налетит, наделает бед и исчез.

Никита Сергеевич слушал меня с сомнением и заявил: - Придумываешь   ты всё, страху нагоняешь. Вижу, надвигается гроза, погремит, просверкает и пройдёт, лето ведь. Но я ему вновь и вновь объяснял, что это за фронт.

- Особенностью этого фронта является то, что он движется со скоростью более сорока километров.  Приносит ливни, грозы и шквал. Его холодный воздух быстро, агрессивно, словно клин врезается в тёплую лёгкую воздушную массу, скоротечно вытесняет её в верхний холодный слой атмосферы, там очень быстро формируется мощно- кучевая, кучево-дождевая облачность. В этих облаках накапливается огромная сила энергии, земная влага преобразуется в огромные запасы воды. И эта энергия, в виде молний, потоков воды, обрушивается на Землю. А большая разница температуры , с проходом холодного воздуха создаёт условия для шквала.

Пока Никита Сергеевич размышлял над моими словами. Я посоветовал ему убрать машину от сосны.

- Да она всегда там стоит, ответил он.

- А сегодня, советую тебе, убери сосна самая высокая, не исключено, что молния может ударить в неё, а то, что будет сильная гроза – я гарантирую.

Вековая сосна, была украшением наших дач. Она каким-то чудом уцелела во время лесных пожаров в 1972 году в Подмосковье. Тогда выгорел участок леса, а, она устояла, а может её отстояли. Но огонь оставил след на её мощном стволе. Лес восстанавливать не стали. На месте пожара организовали, садовое товарищество назвали его «Олимпийское». Эта вековая сосна была изящная, высотой метров сорок.  Природа одарила её особой красотой, ровный толстый ствол, кудрявая вершина. Ветви её сучьев начинались с высоты десять-двенадцать метров, образуя корону правильной формы, сужающееся к вершине.

Сосед, уверял меня в том, что отдыхая под сосной. Он испытывает необычное спокойствие на душе, получает от неё дополнительный заряд силы. После чего хочется двигаться, что - то делать.

Было редкостью, что бы пролетающие большие птицы ни садились на неё для отдыха. Они наверно тоже получали дополнительную энергию от могучей сосны. Частыми гостями были здесь и белки, их не пугали и даже подкармливали. Вообще это дерево было всем на радость.

За прошедшие годы после пожара рядом с сосной выросли две берёзы. Но они были лесными детьми рядом с ней.

 

А гроза приближалась. Над нами уже было чёрно-синее небо, слышалось ворчание грома, как сигнала перед бурей. Ветер несколько стих. Сигналом начавшейся стихии были первые крупные капли дождя. Они быстро переросли в водяные струи. Прошло ещё несколько минут, и с неба обрушился непрерывный водяной поток, словно кто-то там, опрокинул огромную чашу с водой.

За считанные минуты, необычный небесный водопад  залил Землю, борозды и грядки. Дачные дома стояли словно островки. Земля не успевала впитывать воду. Вода искала себе дорогу, размывая всё на своём пути.

 

Небесные потоки воды сопровождались неумолкаемыми раскатами грома. Молнии разрывали тёмное небо на части, беспорядочными стрелами ударяли в Землю. Деревья, стоящие стеной вокруг дачных участков окутались электрическими гирляндами. Непрерывные электрические жгуты плескались над нами, как бы украшая эту облачную стихию.

Неожиданно, в этой небесной вакханалии, рядом с нашими домами, сверкнула молния, сопровождающаяся  особым треском, похожим на треск вольтовой дуги, только  стократ  сильнее. Следом прогремел гром, от которого как бы сама Земля качнулась, и зазвенело в ушах.

Это была кульминация грозы. После чего стало тише, вспышки молний стали реже, стихия удалялась. Не прошло и часа как на западе  стало светлеть. Слабый дождь ещё шел, но фронт, сделав своё дело, так, же быстро удалился на восток. Наступило прояснение.

Нечто похожее я наблюдал на Кубе, при прохождении тропического тайфуна «Фредерик». Но там любимое место тайфунов, о них там знают, готовятся к встрече с ними. Оказалось облака, могут сотворить что-то похожее, только скоротечное и у нас в Северных широтах.

 

Дачники выходили из домов, разводили руками, глядя на то, что натворили грозовые тучи. Грядки залиты водой, лёгкие беседки сломаны, их металлический крепёж искорежен. Плёнка с теплиц сорвана, кое, где повалены заборы.

Привычная для взора сосна, отсутствовала. Виднелся лишь непонятный от неё остов, и согнутая в дугу одна из берёз.

Мощный заряд молнии срезал у красавицы сосны верхнею часть короны. Она упала на место где стояла машина. Ствол был расколот на две части. Одна половина ствола, упала на рядом стоящую  берёзу.  Под тяжестью белая берёза, склонилась дугой, и листья её повисших ветвей шелестели от слабого ветра, словно просили помощи. Другая часть, ободранная, с торчащими кусками-щепой, устояла. Она лишь напоминала, что здесь, ещё несколько минут назад была красавица сосна. Это было всё, что осталось от мощной вековой сосны, в её расцвете сил.

А совсем рядом, в десяти метрах, были люди, но молния на этот раз выбрала дерево.

Машина, которую Никита Сергеевич по настоянию жены – Катерины, убрал подальше от дерева, была спасена.

- Теперь я узнал и увидел, что такое Холодный фронт 2-го рода, что он может натворить, говорил мне сосед. Благодарил, за подсказку быть осторожным и проявлять предусмотрительность.

В природе всё закономерно и в то же время непредсказуемо. Порой и у нас – авиаторов нелепая случайность уносит в иной мир небесных парней в расцвете сил.

Выходит, что никто, никогда не знает, что ждёт нас завтра

 

2015г. Леонид Хайко. 

HaikoLD.ru

 

К содержанию